2019-07-22 66 публичных домов, или 10 фактов из истории ивановского предпринимательства
2062

66 публичных домов, или 10 фактов из истории ивановского предпринимательства

Дмитрий Зимин – писатель, краевед, председатель ивановского отделения Российского военно-исторического общества – в субботу, 20 июля провел в «Точке кипения» лекцию «История предпринимательства в Ивановском крае». Вот несколько малоизвестных фактов о том, как строился бизнес в XIX – начале ХХ века.

Воздвиженская улица, ныне ул. Степанова. Фото: tusomans.ru

Поднялись на пожаре

Не было бы счастья, да несчастье помогло. Ивановская область издавна была текстильным краем. Но особенный подъем текстильной промышленности связан со знаменитым пожаром в Москве во время Отечественной войны 1812 года. Как известно, москвичи подожгли город, чтобы он не достался врагу. Среди прочего сгорели и полотняные мануфактуры. И количество заказов у предпринимателей из наших краев резко возросло.

66 публичных домов

До революции в Иваново-Вознесенске было 66 публичных домов. В то время это был официальный бизнес. Назывались они домами терпимости. Контролем отрасли занимался врачебно-полицейский комитет. Все «девушки» должны были состоять на учете и регулярно проходить медицинский осмотр. Кстати, этому явлению, по мнению историков, Россия тоже отчасти обязана войне с Наполеоном. Идею привезли из Франции (там это были «дома толерантности»). В губернском Владимире публичных домов было больше, чем в Иваново-Вознесенске. Там даже существовала своя «улица красных фонарей».

Фабрика Я. Н. Фокина и Заварка Новиковой. Фото: tusomans.ru

Рога и копыта

Самую знаменитую контору «Рога и копыта», как известно, организовал Остап Бендер (денег она, правда, не принесла). А вот в селе Парское крупное производство, сырьем для которого были как раз рога и копыта, организовал крестьянин Иван Лобанов. Выпускали здесь костяные гребешки и пуговицы. Как рассказывает Дмитрий Зимин, сырье завозили даже из Аргентины.

Первый М и Ж

Первая общественная кофейня появилась в Иваново-Вознесенске в 1904 году. Это было заведение некоей госпожи Романовской. Большим прогрессом было даже не само заведение, где можно было культурно попить кофе, а раздельный туалет (для мужчин и дам). Такой здесь оборудовали впервые.

Георгиевская улица, книжный магазин Е.И. Кербицкой, ныне пр. Ленина дом 20. Фото: tusomans.ru

Свадьба, которой не было

В губернии были популярны «благотворительные» юбилеи и даже свадьбы. Суть состояла в том, что богатый предприниматель рассылал оповещения о том, что намерен отдать деньги, которые потратил бы на банкет, на то или иное благое дело. И предлагал потенциальным гостям присовокупить деньги, которые они потратили бы ему на подарки. Пример показал фабрикант Полушин из Шуи.

Ткань дороже денег

Ткань или «мануфактура» в царской России (особенно на рубеже веков) ценилась часто больше денег. При расчетах люди предпочитали получить отрез ткани, а не ассигнации, курс которых был ненадежен. Поэтому у предпринимателей-текстильщиков не было проблем со сбытом. В Москве конторы наших фабрикантов базировались, в основном, в Китай-городе.

Фабрика Гарелина. Фото: tusomans.ru

Продукты в долг

При многих фабриках действовали продуктовые лавки. Продукты там можно было взять в долг до зарплаты. Зато зачастую цены в них были выше, чем в среднем по городу, выбор продуктов меньше, а сами они – менее качественными.

Бизнес-чутье

В 1916-1917 годах крупные предприниматели Иваново-Вознесенска и окрестностей спешно выводили активы. Так, богатейшие предприниматели из Шуи Павловы успели продать свою фабрику за 1,5 месяца до революции.

Фабрики Вознесенской и Дмитровской слобод. Раскрашенная открытка, начало XX века. Фото: arzamas.academy

Штрафы и матпомощь

Штрафы за провинности были на фабриках серьезной статьей экономии на зарплате. Штрафовали чуть ли не ежедневно. Чаще всего – за опоздания и нарушения дисциплины, порчу имущества. При зарплате в 13-15 рублей (по оценке Дмитрия Зимина, это соответствует зарплате в 20-25 тысяч рублей сейчас) можно было схлопотать штраф за опоздание в 15 копеек. Из того же штрафного фонда рабочим выписывалась помощь в случае серьезных проблем. Например, болезни кого-то из близких. «Одному из моих предков выписали материальную помощь, когда у его семьи в деревне пала лошадь», – рассказывает Дмитрий Иванович.

Выпил – уволен

На фабрике Каретниковых в Тейкове была железная дисциплина. Если рабочий закурил или выпил во время рабочего дня, его немедленно увольняли, а всю семью вносили в «черный список», чтобы никто из них не мог вновь устроиться к Каретниковым. «Кстати, сейчас на Тейковском ХБК такое же нетерпимое отношение к алкоголю», – отмечает Дмитрий Зимин.

0 комментариев 0 Комм.